Боливия не имеет выхода к морю

Почему Боливия не имеет выхода к морю. Война за десять центов

В декабре 2019 года администрация Трампа пригрозила ввести высокие ввозные пошлины на некоторые товары «типично галльского импорта» из Франции (шампанское, сыр, сумки и т. п.) Это было сделано в ответ на запланированное введение французами «налога на цифровые услуги». Для Соединённых Штатов, введение такого же налога внутри своего государства, был всего лишь попыткой получить прибыль от американских компаний, таких как Google и Facebook. Для Франции это была попытка обеспечить, чтобы компании, зарабатывающие во Франции хорошие деньги, также выплачивали разумный налог. Кто должен облагать налогом транснациональные корпорации и в каких объёмах, стало предметом заголовков и уличных протестов за последние несколько лет. Но проблема не нова, ведь даже между США и Францией, оказывается, подобная ссора вспыхнула в очень доцифровой эпохе – в 1934 году. И хотя спор между Соединенными Штатами и Францией (примеру которой вскоре последовали многие другие страны, планирующие ввести у себя аналогичные налоги) грозил перерасти в торговую войну, то в Латинской Америке девятнадцатого века спор о правах налогообложения привёл к самой настоящей войне. Результатом той войны стали сформировавшиеся границы государств, которые остаются неизменными и по сию пору. То есть, надо себе только представить, что был такой налоговый спор, который сформировал наш мир не только метафорически, но и буквально.

Это была «война за десять центов» 1879–1884 годов, в которой Чили столкнулась с союзом Боливии и Перу. Она вспыхнула в результате давнего спора о том, где провести границу между и Чили и Боливией, которая имела тогда доступ к тихоокеанскому побережью через провинцию Атакама. Сама эта пустынная земля никому особо была не нужна, вплоть до 1840-х годов, когда было обнаружено, что земля пустыни Атакама богата гуано и нитратами. Затем хитрые чилийцы в большом количестве переселились в спорный регион, а также дальше на север, в перуанскую провинцию Тарапака, в землях которой так же содержалось большинство мировых запасов нитратов. Некоторое решение было достигнуто в пограничном договоре 1874 года, по которому Чили отказалась от своих территориальных претензий в обмен на уступку Боливии, которая выдвинула следующие условия:

«Экспортные пошлины, которые могут взиматься с полезных ископаемых, разрабатываемых в [уступленной] зоне … не должны превышать действующих в настоящее время, а чилийские граждане, промышленность и капитал не должны подвергаться никаким другим налогам, кроме тех, которые существуют сейчас. Срок действия положений этой статьи — двадцать пять лет.»

Боливия не имеет выхода к морю

Это условие являлось тем, что сейчас назвали бы «оговоркой о финансовой стабильности», гарантирующей, что Боливия не будет повышать налоговую ставку для чилийских компаний, работающих в её границах. Компании, естественно, ценят гарантии относительно своего будущего налогового режима, особенно в горнодобывающей промышленности, ведь они несут большие первоначальные затраты, которые не могут быть возмещены никаким образом, если дела пойдут плохо. Но правительства могут сожалеть об отказе от источников дохода, которые могут им понадобиться позже. Во всяком случае, в данном конфликте так и произошло.

В феврале 1878 года Боливия решила поднять экспортную пошлину на полезные ископаемые на 10 сентаво за центнер. Чили сразу же сочла это повышение налогов нарушением договора 1874 года и указала на это боливийским властям. Боливия не сдавалась и 14 февраля 1879 года объявила, что ликвидирует активы «Compania del Salitres у Ferrocarril», первой же попавшейся под руку чилийской компании, чтобы заставить выполнить новые налоговые обязательства. В тот же день войска двух чилийских броненосцев заняли боливийский порт Антофагаста в Атакаме, и началась война. Перу, подписавшая секретный договор о взаимопомощи с Боливией, в случае войны с Чили, вступила в конфликт в следующем месяце.

Война не удалась ни для Боливии, ни для Перу. В конце концов, провинция Атакама перешла к Чили, а Боливия не имеет выхода к морю. Перу потеряла Тарапаку. Чили получила землю и контроль над большей частью мировых залежей нитратов и некоторыми богатейшими месторождениями меди. Хотя Чили гарантировала Боливии свободный коммерческий доступ к своим тихоокеанским портам, претензии Боливии на коридор доступа по сей день остаются источником дипломатической напряжённости. Продолжающийся спор все ещё находился на рассмотрении Международного Суда вплоть до 2018 года, когда суд вынес решение против Боливии, после чего президент Боливии пообещал, что «Боливия никогда не сдастся». Эта «потерянная провинция» по-прежнему представлена в парламенте Боливии и участвует в конкурсе на звание «Мисс Боливия».

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.