Контрактники в Кантемировской дивизии

Контрактники в Кантемировской дивизии — вч 19612

Удовлетворяя интерес тёзки, поинтересовавшегося, как служат контрактники в Кантемировской дивизии, я с радостью раскрою тему контрабасов вч 19612. Не знаю, как в других частях, хотя контрактник, он и в Африке контрактник, но относительно обсуждаемой дивизии я могу рассказать досконально, ибо провёл в этом аду большую часть службы.

Что, собственно, представляет из себя контрактник? Вы, скорее всего, подумаете и скажете, мол, это молодой человек, отслуживший срочную, взвесивший все преимущества и недостатки, знающий и испытавший на себе все тяготы и лишения, связанные с несением военной службы и твёрдо принявший решение связать свою жизнь или, по меньшей мере, три годика (для толстожопых прапоров, дай Бог памяти, — пять лет) с военной деятельностью и существованием в среде звездатых и полосатых.

Теоретически военнослужащий по контракту должен большую часть времени посвящать самосовершенствованию – в физическом, военно-техническом, и по возможности морально-нравственном и этическом аспектах. Тем самых он будет подавать положительный пример для военнослужащих по призыву (за исключением частей, полностью укомплектованных контрактниками) и послужит как бы своеобразной рекламой службы по контракту. На деле всё совершенно иначе.

Откуда появляются контрактники? Дело в том, что неудовлетворительная социально-экономическая ситуация в нашем царстве-государстве РФ очень даже на руки родному Министерству обороны. Невероятно много в России гопоты, быдла а также других представителей неформальной и агрессивной молодёжи, не находящих себе и применению своих незамысловатых «талантов» в мирной гражданской жизни. Вот такие брутальные добрые молодцы со всей страны наполучают повесточек из военкоматов (из подобного контингента косящих от выполнения «священного» долга крайне мало. Как говорится «призовут – так призовут») и отправляются служить, кто-то в Кантемировскую дивизию, кто-то в другое милитаризованное очко.

Во время срочки представителям интеллигенции и просветлённой молодёжи служить с бывшими элементами гоп-культуры, мягко говоря, дискомфортно. Тупые, недисциплинированные, борзые. Одним словом, неадекватность как она есть во всей её «красе», здесь же проявляются их паразитические наклонности. Смотрят такие товарищи на всех сослуживцев как на кучу кала и всеми способами, не гнушаясь насилия и принуждения, пытаются свалить поставленную офицерами задачу на ближнего своего, лишь бы только своей попе полегче служба ощущалась. Офицерчики, конечно же, замечают старания таких субъектов и не оставляют их без должного внимания.

Вы, наверное, думаете: последуют выговоры со стороны офицеров, разговоры о коллективной дисциплине и ответственности, об уважении к сослуживцам…

Чёрта с два! С точностью до наоборот, комбаты и ротные поощряют их грамотами, внеочередными воинскими званиями.

Всё просто: чем больше сослуживцев он нагнул, оскорбил, опустил и заставил выполнять задачу за себя, тем больше шансов продвинуться по службе и открыть двери на пути к успеху. Лично я против такой практики, т.к. она не способствует сплочению воинского коллектива и соблюдению принципа воинской взаимопомощи и взаимовыручки, которые в реальных боевых условиях играют далеко не последние роли.

Контрактники в Кантемировской дивизии

Когда запахнет дембелем, командиры подразделений начинают склонять таких ребят к заключению контракта путём всяческой пропаганды под лозунгом

«в армии хорошо, а на гражданке делать нечего».

Сам я пару раз наблюдал, как капитан (командир батареи) переминаясь с берца на берец перед каким-то сопляком-ефрейтором, который дрючил своих сослуживцев и люто стучал на них во время службы, агитировал его к сверхурочной службе, приговаривая при этом:

«Колечка, всё хорошо у нас с тобой будет. Зачем тебе эта гражданка, змея, сплющилась? Будешь у меня паинькой, я тебя в военный ВУЗ устрою, будешь при звёздах…»

Потом гнал какую-то ересь про военную ипотеку, что на гражданке таким «одарённым» хорошо оплачиваемую работу найти весьма проблематично и так далее. Смотрел Коля-ефрейтор на комбата с явным недоумением, потому как смысла половины из сказанного элементарно не мог понять. Что ж с него взять-то: низкорослый дурачок какой-то из Липецкой области, который до службы в армии бензин сливал, нюхал растворитель, бухал под забором с девушками низких моральных принципов. Про призывников из Липецкой области, кстати, надо будет отдельную статью написать. Что прапора, что солдаты из тех мест – это просто-таки сказочные персонажи. В итоге Колечка почему-то, к великому сожалению звездатого казаха, контракт не подписал и смылся на малую родину аж за четыре дня до своего дембеля – видать, анально договорился со штабными жополизами. Мало того — уехал по гражданке, не заморачиваясь дембельской формой. Что ни говори, а ефрейтор с ростом в 160 см и крайне низким уровнем интеллекта (никак не мог выучить требования техники безопасности при проведении тактических учений на полигоне Капустин Яр) всё-таки не решился консолидировать свою шкуру с вооружёнными силами.

Итак, рассмотрев частный пример с незаурядным дурачком-ефрейтором, поговорим о контрактниках Кантемировской дивизии в более широком плане. В целом контрактники данного соединения делятся на три категории:

  • бумажники;
  • технари;
  • мясники.

В первой категории превалируют работники штаба, полковое и дивизионное управление, всяческие заместители командиров полков, «работающие» основную часть времени с графиками, документами, составлением приказов по частям, расписаний и прочей бюрократической требухой. Работа непыльная, отношение к службе пофигистское. Из офицеров в штабах кабинеты занимают товарищи со званием, как правило, не ниже майора. Работать в штабе – мечта любого офицера, не признающего насильственные методы воспитания личного состава. Строчат себе бумажечки, подписи чиркают, печати шлёпают. Стресса здесь не больше чем в типичном отделении Почты России, а порою даже и меньше, т.к. всякие бабки с подпиской на «Аргументы и факты» тут на мозги не капают.

Документация исключительно военного характера. Штаб свой у каждого полка плюс существует ещё святая святых – штаб дивизии, куда рядовому срочнику, скажем прямо, путь заказан. Сам я как-то пытался туда пробиться с рапортами, в которых был расписан весь беспредел, творящийся прапорщиками и чурками в в/ч 31985 (12-й танковый полк), однако моя попытка, как известно, успехом не увенчалась. Мне даже не удалось пересечь пропускной пункт штаба, и, будучи выброшенным на свежий воздух двумя упоротыми офицерами, раскатисто хохотавшими и приговаривающими что-то вроде

«Ещё один стукачок нарисовался… без таких, как ты, у серьёзных людей работы хватает…»,

я зарёкся посещать этот дурацкий штаб и начал пробовать достучаться до Военной Прокуратуры. Кроме офицеров, в штабах можно лицезреть сержантов (причём обоих полов), а вот рядовым срочникам примкнуть к штабной работе практически нереально, если только не примазываться к какому-нибудь из штабных офицеров или замов командира полка, постоянно целуя им подошвы и делая комплименты, а также недвусмысленно намекая, мол, компьютер – моё всё. Если каким-то чудом солдатика-срочника угораздит попасть в штаб, то он дни и ночи будет работать с определёнными документами и выполнять порою вообще нелогичные задачи в сфере информационных технологий, т.к.

штабной офицер, взяв себе в помощники холопа из рядовых срочников, стремится свалить на него всю свою бумажную работу, а сам тем временем сгонять в бордельчик, в пивнушку и посетить множество «культурных» мест Наро-Фоминска,

а по прибытии в часть вечерком просто-напросто забрать папку с результатом выполненной солдатом работы и отчитаться перед вышестоящим начальством. А оклад-то капает, между прочим. Насколько мне известно, у майоров ВС РФ зарплата не меньше 60 тысяч рублей, а учитывая «элитность» кантемировской помойки, стало быть, даже побольше. Как видите, мало кто проявляет инициативу вникать в тонкости деятельности штабных офицеров. К слову, работают в штабах и некоторые гражданские лица по найму. Но их категорически мало. Я таких почти не видел за всю службу. В основном шалопаи в погонах.

Вторая категория – технари. Здесь, главным образом, сержанты и прапорщики, которые разбираются в движущих и движимых механизмах, а именно в их устройстве, принципах работы, нюансах при эксплуатации. Речь, как вы уже поняли, пойдёт не о людях, а именно о технике. БТРы, КамАЗы, танки, всяческие самоходные установки, бортовые тренировочные комплексы — их обслуживание, дефектовка, внешние осмотры. Судя по состоянию 80% техники (в т.ч. цистерн под воду и ГСМ) в парках боевых машин, к примеру в в/ч 51383 и в/ч 31985, этими делами можно заниматься бесконечно. Причём чем больше ремонтировать, тем больше будет ломаться. Поэтому деятельность таких кадров чаще всего ограничивается нагуталиниванием колёс (либо гусениц) и покраской очевидно загнивших частей кузова с предварительной мойкой и очисткой от вековой пыли, что, собственно, и делается накануне всех проверок и приездов ревизоров из штаба округа.

Техника в парках боевых машин по мере солдатских сил преобразуется из запылившегося, потёкшего и загнившего хлама в отмытый хлам с намалёванными гуталином колёсами, покрашенным кузовом и внешне схожим с модельными собратьями экстерьером.

Доведу до сведения уважаемых читателей, что во время проверок-ревизий ответственными лицами округов и вышестоящих штабов, до запуска двигателей и проверки работоспособности всех без исключения единиц техники на ходу всё как-то не доходит.

Может оно и к лучшему, а то приходилось бы ревизорам в погонах палатки разворачивать, живя прямо в парке БМ и наблюдая, как бедолаги-солдаты пытаются воскресить всех железных мамонтов, потому как реанимировать такую рухлядь – это задача, выполнение которой требует месяцев, а порою и вовсе невыполнимая на практике. Успешный результат таких мероприятий никоим образом не гарантируется.

Приведу пример: во время службы мне приходилось иметь дело с ЗИЛом 1983 года выпуска. Чего с ним только не делали, с какой стороны к нему не подходили, кривым стартером двигатель запускали, с толкача всей ротой тягали, как бурлаки. Как итог: дряхлая махина тронулась, карбюратор душевно хлопнул пару раз, из трубы каталитического нейтрализатора отработавших газов пару раз появилась вспышка, потом верхняя часть двигателя загорелась, грузовик врезался в деревянный столб, потому как не работали ни сцепление, ни тормоза, и движок закономерно заглох. Ничего страшного. Поссали на него. Потушили и движок, и столб.

Потом брюхатый прапор — командир взвода – несколько недель дрючил всё подразделение всякими бесполезными нагрузками. Меня же как крайнего регулярно

избивали толпой, иногда по приказу комбата и комвзвода, а временами от скуки ради. Это же по-армейски: 15 -20 человек на одного!

Итак, среди контрактников-технарей люди в большинстве своём адекватные, спокойные. Крутят они гаечки, гремят ключиками. Ни тебе нарядов, ни тупой рабочки на территории, своеобразный технический рай. Но, надо сказать, проблемы с отсутствием расходников и запасных частей в том или ином проявлении время от времени возникают, ибо все и всё безбожно воруют друг у друга, подразделение ворует у другого подразделения, полк выносит добро из соседнего полка. Касается это всего, начиная от дырявых носков и заканчивая дорогостоящими электронными платами управления каких-то ракет, которые в конце 2016 года загадочным образом пропали из в/ч 51383, по такому поводу дивизионное командование даже ставило вопрос о расформировании 538-го ЗРП. По аналогии со штабом практикуется внедрение военнослужащих по призыву, разбирающихся в соответствующей области, только на парковые работы с умирающей техникой. Первоначально они пытаются, помолясь, колдовать над грудами автохлама, но потом, поняв бесполезность этой деятельности и её безрезультатность, умывают руки, и, если уровень знаний позволяет, начинают метить, к примеру, в штаб, где почище и потеплее.

А теперь самая массовая категория военнослужащих по контракту в Кантемировской дивизии – мясники. Почему такое название? Потому что работать им приходится с «пушечным мясом» — непосредственно с личным составом подразделений: рот, батарей, взводов, отделений. Что-то вроде неблагодарной и презираемой в офицерской среде работы пастухов. Не царское это дело – стадо по плацу водить и на разбитые рожи плебеев-солдат смотреть большую часть служебного времени.

Адекватные и перспективные офицеры с высоким уровнем интеллекта (если таковые ещё существуют после событий 1991-го года) стараются, не становясь взводными, ротными, сразу попасть в управление полков, а именно заиметь кабинетик в штабе и прозябать там до пенсии. У некоторых получается, но это где-то 20-30% офицеров (кто по блату, кто за выслугу и заслуги), остальные же работают со стадом, а кабинеты их располагаются отнюдь не в штабе, а в казармах и именуются ротными канцеляриями. В РМО 12-го танкового полка такую канцелярию называли «ротной душегубкой», про экзекуции, которые систематически там происходили после отбоя, я вкратце упоминал в одной из предыдущих статей. Подробности, если читатели проявят заинтересованность, могу описать позже.

Контрактники со званиями ефрейторов, младших сержантов, сержантов, как правило, ставятся на должности вроде командира отделения, ЗКВ, старшего водителя и тому подобных. Будучи быдлом с полосами на погонях, такие сорвиголовы получают власть над личным составом, которая окончательно сносит им башню. Где ещё они имели бы такие полномочия, как не в Вооружённых Силах РФ? На гражданке их максимум – это должность бригадира лесопилки где-нибудь в Мухосранске. В кантемировской же дивизии такие мрази оттягиваются по полной программе. Живут они в основном на съёмных хатах. Бывают и исключения, когда деньги на поднаём жилья уходят на бухло и услуги проституток, а контрактники обитают в казармах вместе со срочниками. Такое явление имело место в РМО 12-го танкового полка, был даже отдельный кубрик, выделенный для жилья контрактников, сержантов и прапорщиков, который под угрозой насилия постоянно драили до блеска произвольно назначенные солдаты из срочников. Называли такой кубрик «пресс-хата». Почему, догадаться несложно. Дверь кубрика контрактников изнутри закрывалась на ключ и защёлкивалась щеколдой.

Подведём итоги. Мясники – самая массовая категория военнослужащих по контракту, осуществляющих командование и управление личным составом. Этой категорией осуществляются всевозможные построения, проведение мероприятий (зарядка, вечерние и утренние осмотры), строевая подготовка, походы строем в столовую и др. Поскольку в Армии России качество компенсируется количеством, то на контракт в Кантемировской дивизии попадают все желающие из тех, кто отслужил там срочную службу и при этом показал себя истязателем и подонком, не имеющим чувства чести и совести и не обладающим какими-либо морально-нравственными ограничениями. Для таких людей что в доску нож воткнуть, что в спину живого человека, разницы они, скорее всего, не почувствуют. НО! Бывали и адекватные, очень даже смышлёные контрактники во время моей службы, но они постепенно отдалялись от личного состава и служили кто ближе к парку БМ, кто ближе к кухне. А постоянно мучить пацанов, как говорил один из них в сержантском звании,- это занятие для бесчеловечных нелюдей, так ведь и с ума сойти не ровён час.

Были случаи, что некоторые контрактники через полгода службы по контракту в этом соединении рвали на себе волосы и кусали локти, раздумывая, как бы перевестись в другую часть, чтоб там дослуживать срок контракта либо вовсе уволиться из рядов ВС любым способом. Подбором кадров здесь, насколько я понял, заморачиваться не принято. Что касается найма прапорщиков на должности старшин рот, командиров взводов и т.п., то это также является трагедией федерального масштаба. Понаберут всяких тучных алкашей, грузчиков – выходцев из той же неблагополучной уличной среды гопников и быдла, которые срочную службу служили годах эдак в 1990-х или в конце 1980-х. А потом они ребят молодых своими задницами расплющивают и швыряют от стены к стене. Жёны этих толстопузых мудаков из домов повыгоняют, а доброе Отечество в казармах приютит.

Помню, старший прапорщик на должности старшины РМО того же 538-го ЗРП по внешности сильно напоминал Джаббу Хатта из серии «Звёздных воин». Образ этот дополнялся очками-пенсне, как у Л.П. Берии и громовым голосом. Кроме того, среди прапорщиков процентов эдак 70 – сексуально озабоченные алкоголики, постоянно извергающие пошлости и низкосортные шутки про гениталии, рассказывающие солдатам на скорую руку выдуманные истории о якобы происходивших с ними любовных приключениях. Ну, как говорится, у кого что болит…P.S.

Много в последнее время вижу информации по поводу снижения уровня неуставных взаимоотношений за счёт ежедневного проведения телесных осмотров. Типа следят, чтоб ни синяков, ни ссадин не было. Официально рапорта об их отсутствии составляются, какая-то нелепая видимость создаётся. Конечно, купится на такой бред в информационных источниках только наивный гражданский человек, никогда в армии не служивший и не проходивший подобных мероприятий. Правда кроется за простым вопросом:

«А кто, собственно, проводит эти телесные осмотры?».

Ротным и взводным телеса солдат рассматривать считается западло, ниже достоинства. Поэтому этим занимаются сержанты из числа тех же контрактников, которые часто и наносят своим солдатам удары, оставляя порезы и следы побоев. Давайте теперь попробуем представить, как бы примерно выглядел рапорт честного сержанта-контрактника, проводившего осмотр:

«В роте … проведена вечерняя поверка, лиц, незаконно отсутствующих, нет, больных нет, у солдат… (приводится перечень пострадавших) обнаружены многочисленные следы побоев, нанесённых мною, сержантом Ивановым, в течение проведения занятий и хоз. работ на закреплённой территории, а также в казарме. Отбой личного состава провёл… должность, звание, личная подпись, расшифровка.»

Не знаю как Вы, а я таких рапортов за всю службу не видел, потому как ни один из этих полосатых придурков свою жопу под наказание подставлять не горел желанием, хотя, по правде говоря, беспредел творили жесточайший. Происходило это всё с молчаливого согласия ротных и взводных.

АВТОР: Алексей-Дембель

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.