Рассказ о невыносимой службы в подразделении

Рассказ о невыносимой службы в подразделении

Вниманию неравнодушных читателей представляю мой рассказ о невыносимой службы в подразделении. Едва я оклемался от тяжелейшей болезни, поразившей мои глаза, лёгкие, носоглотку (о чуме я писал ранее в вышерасположенной статье), как я был отправлен в одну из казарм 12-го танкового полка.

Рота материального обеспечения, в которую меня засандалили на неопределённый срок, казалось, сплошь состоит из «чёрных». Однако это было лишь первое впечатление. Позже выяснилось, что я попал в самый настоящий дагестано-ингушский ад на земле. А теперь попробуйте помедитировать и представить себе следующие обстоятельства от первого лица. Полк в составе всех русскоязычных военнослужащих — срочников, прапорщиков, контрактников — убыл на полевые учения в Псковскую область, на постоянном месте дислокации (ПМД), то бишь в казарме, благополучно остались только кавказцы, крупненький безобидный паренёк-диабетик с распухшими от тесных берцев ногами и, естественно, Ваш верный слуга — автор настоящей статьи. Конечно же, ещё был какой-то неадекватный смуглый прапорщик по фамилии Салманов (на тот момент беспощадный глава взвода подвоза горюче-смазочных материалов (ГСМ), ещё какой-то синяк — старший сержант с вечно красной моськой от похмелья, по-простому именуемый «Федюнчик» офицерами и прочими сослуживцами. Последние двое, как вы уже, скорее всего, догадались, не имели никакого контроля над неуправляемым стадом лютых хачиков, творивших в ротных помещениях всё, что только их душе заблагорассудится: прыгали по матрасам на разобранных солдатских кроватях, вдруг ставшим одноярусными, курили прямо в помещении солдатского общежития (в самом кубрике), вдоволь бухали, носились как козлики по центральному проходу с непонятными криками, попутно то и дело ногой или рукой задевая бедолаг-дневальных и творили ещё много немыслимых и не менее эпатажных поступков.

В ротной канцелярии РМО сидели, по-боярски закинув ноги на стол и включив на полную громкость магнитолу с записью песни «Чёрные глаза», Ваха и Хамзат — дедушки с призыва 2-2015, возомнившие себя кем-то вроде могущественных феодалов на занимаемом этаже. На моей памяти практически всё время рота матобеспечения существовала, что называется, по закону гор. Хвала небесам, я, единственный из РМО, чудом был прикомандирован и убыл для прохождения службы на полтора месяца до сентября 2016 года в другую часть.

Сложно сказать, что со мной могло случиться, останься я на весь период отсутствия основного личного состава подразделения в волосатых лапах этих психопатов. Однако, когда я вернулся из командировки, ситуация отнюдь не стабилизировалась. Борзометр у хачей зашкаливал и ныне, а мои братья-солдаты срочники, призванные в апреле-мае 2016 года, относились ко мне, мягко говоря, скептически, искренне считая меня недостойным быть с ними в равных правах по простой причине моего июльского призыва. Хотя, по сути, 1-2016 он и в Африке 1-2016, но всё-таки человеческое тщеславие и здесь имело огромное значение.

Волею судеб, произошло моё пренеприятнейшее знакомство со старшиной роты — великим и ужасным самопровозглашённым царём и богом Ю.Г. Реуновым. Внешне он напоминал некий гибрид вокалиста группы Smash Mouth Стивена Харвелла и голливудского актёра Стивена Сигала. К его внешним сходствам с обоими смело можно приписать откровенную выпендрючесть, претензии на заоблачную харизму, резкую манеру разговора, чёрные волосы, два подбородка, при этом тучный торс «украшало», если такое выражение уместно, висячее, как грудь моей бывшей 45-летней соседки, чрево. Идиотская медвежья походка и беззаветная любовь к ударам ногой в прыжке нередко за глаза вызывала смех солдат и офицеров. Ещё товарищ старшина в моменты положительного расположения духа любил, активно жестикулируя и выкуривая одну папиросу за другой, дыша при этом едким дымом в глаза солдату собеседнику, рассказывать про Вторую чеченскую войну, в которой сабж якобы участвовал в 1999-м году, про оторванные ноги, руки, головы, реки кровищи, про вываливающиеся из вспоротого брюха погонные метры кишок и т.п. Ещё сей прапорщик с благоговением описывал обыденную трапезу своего покойного деда, жившего в Ленинграде в период Великой Отечественной Войны. В общем персонаж, согласитесь, одиозный.

Любимая его фраза звучала следующим образом: «Мне с вами стыдно служить, у..ки! Я вас всех задушу и запинаю кирзачами до смерти. Пускай я лучше сяду на зону!». Последнее предложение в этой речи Реунов произносил с ярко выраженным чувством глубокого удовлетворения, приближаясь и заглядывая непосредственно в глаза очередному бедолаге-срочнику.

На службу старшина РМО притаскивал свою тяжёлую отвисшую задницу примерно раза 2, в лучшем случае 3 в неделю. В остальное время в роте беспредельничали командиры взводов и люто-дерзкие кавказцы.

На протяжении первой половины моей «службы» в РМО распорядок дня де-факто был самым примитивным и многим напоминал трудовые будни заключённых ИТЛ, особенно в зимний период. Сон чаще всего по 3-4 часа в сутки. Обед и ужин нерегулярные, т.е. по случаю, как повезёт попасть в столовую. Баня раз в неделю? И не мечтайте. Я за первые полгода службы мылся в бане всего 5(!) раз, из них нательное бельё мне меняли дважды, не считая его выдачи в конце ноября месяца. Лично я за минуту, даваемую отцами-командирами на весь помывочный процесс, успевал только намылиться. Громкая команда на построение и все солдатики в мыле выбегали из-под душа, поскальзываясь, спотыкаясь и падая друг на друга.

Несколько раз мне посчастливилось стать свидетелем и участником забавного явления при построении на мокром полу в банном помещении, когда солдатик в начале строя «случайно» поскальзывался на кафеле, падал на рядом стоящего сослуживца, тот падал на третьего и т.д. Как следствие, вся рота на полу, а прапорщик, приведший подразделение на помывку, ржёт как конь и снимает происходящее на камеру смартфона, ехидно приговаривая «Какие неуклюжие девочки… ха-ха! Завтра на Ютубе прославитесь, душки …ные».

Грязную немытую одежду и, чаще всего, старое пропотевшее нательное бельё натягивали сразу на мыльную кожу. Полотенца были не у всех, равно как и умывальные принадлежности, они являлись в нашем полку предметом сильнейшего дефицита вследствие расцвета воровства и регулярных погромов кроватей и тумбочек со всех их содержимым, осуществляемых чёрными сослуживцами и отцами-командирами.

Мне вообще трудно здесь употреблять слово «отцы» применительно к этим мразям-мизантропам. С такими отцами, как говорится, отчимы не нужны. Скажу честно: мой отчим на гражданке был очень строг ко мне, воспитывая меня по высочайшим дисциплинарным канонам, порой не гнушаясь ненормативной лексики и применения контактных средств воспитания. Однако приёмный папа по сравнению с этими извергами показался мне архангелом, разве что без крыльев. Я с малых лет жил в рабочем квартале, возглавляющем криминальную статистику города с лихих 1990-х до 2015 года, но столько крови, насилия, человеконенавистничества, откровенной пошлости самого разнообразного направления, обесценивания образования, игнорирования личных достижений военнослужащих (да что уж там говорить — жизнь в ломаный грош не ставили), сколько я познал и испытал на себе всякой мерзости, боли и мучений в этом Кантемировском аду, я не мог себе представить даже в самом страшном сне. Хруст сломанных пальцев, удары форменным ремнём по спине, ногам и шее привязанных к кровати накануне отбоя солдат (так в РМО развлекались военнослужащие по контракту), ещё последовательные удары по гениталиям в исполнении опьянённых прапорщиков при построении внутри солдатского общежития по форме номер 1 после отбоя. В силу последних я и многие другие русские парни, варившиеся со мной в этом чёртовом котле, никогда не смогут испытать радость от отцовства. Спасибо доблестной Армии России!!!

Автор: Лёха-Дембель

1 Comment Posted

  1. Согласен с вами… У меня было полностью тоже самое. Уже писал комментарий под основной страницей сайта. Но большинство людей в комментариях подставные. Их комментарии в одинаковом стиле защищают дивизию.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.